Большая Советская Энциклопедия (цитаты)

Характер (литератур.)

Характер (далее Х) литературный, образ человека, очерченный с известной полнотой и индивидуальной определенностью, через который раскрываются как обусловленный данной общественно-исторической ситуацией тип поведения (поступки, мысли, переживания, речевая деятельность), так и присущая автору нравственно-эстетическая концепция человеческого существования. Художественный Х (литератур.) являет собой органическое единство общего, повторяющегося и индивидуального, неповторимого; объективного (социально-психологическая реальность человеческой жизни, послужившая прообразом для литературного Х (литератур.)) и субъективного (осмысление и оценка прообраза автором). В результате Х (литератур.) в искусстве предстает "новой реальностью", художественно "сотворенной" личностью, которая, отображая реальный человеческий тип, идеологически проясняет его. Именно концептуальность литературного образа человека отличает понятие Х (литератур.) в литературоведении от значений этого термина в психологии, философии, социологии.

  Представление о Х (литератур.) литературного героя создается посредством внешних и внутренних "жестов" (в т. ч. речи) персонажа, его внешности, авторскими и иными характеристиками, местом и ролью персонажа в развитии сюжета. Соотношение в пределах произведения Х (литератур.) и обстоятельств, являющихся художественным воспроизведением социально-исторической, духовно-культурной и природной среды, составляет художественную ситуацию. Противоречия между человеком и обществом, между человеком и природой, его "земной участью", а также внутреннего противоречия человеческих Х (литератур.) воплощаются в конфликтах художественных.

  Воспроизведение Х (литератур.) в его многоплановости и динамике — специфическое свойство художественной литературы в целом (и большинства театральных и кинематографических жанров на словесно-сюжетной основе). Обращение к изображению Х (литератур.) знаменует выделение литературы как искусства из синкретической, "долитературной" религиозно-публицистической словесности "библейского" или средневекового типа. Само понятие Х (литератур.) формируется в Древней Греции, где впервые вполне осуществилось выделение литературно-художественного творчества в особую область духовной культуры.

  Однако у древних понимание Х (литератур.) как лит. категории отличалось от современного: поскольку в раскрытии идейного содержания главенствовал сюжет (событие), персонажи различались прежде всего не своими Х (литератур.), а своей ролью в изображаемых событиях. В новое время утверждается иное соотношение Х (литератур.) и сюжета: не факты, а "... характеры действующих лиц, благодаря которым факты осуществились, заставляют поэта избрать предпочтительнее то, а не другое событие. Только характеры священны для него" (Лессинг Г. Э., Гамбургская драматургия, М. — Л., 1936, с. 92). Понимание самостоятельного идейно-художественного значения Х (литератур.) персонажа возникает уже в античной литературе; например, в "Параллельных жизнеописаниях" Плутарха герои сравниваются и по типу "судьбы", и по типу Х (литератур.) Подобная характерологическая двумерность доминирует вплоть до 18 в. (по Д. Дидро — соотношение прирожденного "нрава" и "общественного положения").

  В рамках данного многовекового периода особо выделяются две эпохи: литература Возрождения и классицизма. Ренессансный Х (литератур.) теряет очертания определенного "нрава", растворяясь в естественной родовой стихии человеческой "природы" (герой мог самовольно, как бы актерствуя, менять типы поведения). При этом соотнесение общечеловеческого в Х (литератур.) героя с его ситуативной функцией — судьбой — выявляло неадекватность герою его социально-исторической судьбы (предвосхищение характерологического принципа реализма 19—20 вв.: "Человек или больше своей судьбы, или меньше своей человечности", — М. М. Бахтин, "Вопросы литературы", 1970, № 1, с. 119). У Шекспира многие действующие лица предстали и в "третьем измерении" — носителями индивидуального самосознания. Классицизм, возвратившись к жесткой статичности Х (литератур.), одновременно сосредоточил внимание на самосознании личности, совершающей выбор между "долгом" и "чувством". Но воспринимаемая на "фоне" долга и безличной страсти личность в литературе классицизма не самоценна, она лишь средство соотнесения двух параллельных рядов всеобщности.

  На всех этих стадиях духовного и литературного развития Х (литератур.) понимался как внеисторическая, универсальная и самотождественная данность человеческой природы, как "... абстракт, присущий отдельному индивиду" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 3). В романтизме, провозгласившем самоцельность и автономность личности, возвысившем ее как над психологической "природой", так и над социальной судьбой, сложилось новое понимание Х (литератур.) — как тождественного внутреннему миру личности. Наконец, воссоздание индивидуального Х (литератур.) как исторически неповторимого взаимоотношения личности и среды стало открытием критического реализма 19 в. (романтическую традицию продолжили символисты и экзистенциалисты).

  В теории новое понимание художественного Х (литератур.) было выдвинуто Гегелем: Х (литератур.) — "... цельная человеческая индивидуальность...", в которой раскрываются те или иные "... всеобщие субстанциальные силы действия"; Х (литератур.) является "подлинным средоточием" изображения, поскольку он объединяет в себе всеобщность и индивидуальность "... в качестве моментов своей целостности". Х (литератур.) должен обнаруживаться во всем богатстве своих индивидуальных особенностей, а не быть "... игралищем лишь одной страсти...", ибо в таком случае он "... выступает как существующий вне себя..."; он должен быть "... целым самостоятельным миром, полным, живым человеком, а не аллегорической абстракцией какой-нибудь одной черты характера" ("Эстетика", т. 1, М., 1968, с. 244—46). Эта теория, опиравшаяся на художественные достижения прошлого, во многом предвосхищала практику последующей реалистической литературы, где присутствует саморазвивающийся Х (литератур.) — незавершенная и незавершимая, "текучая" индивидуальность, определяемая ее непрерывным взаимодействием с исторически конкретными обстоятельствами.

  Послегегелевская литературная теория, опиравшаяся на реалистическое искусство, настойчиво подчеркивала значение индивидуально-конкретного в Х (литератур.), но главное — выдвинула и разработала проблему его "концептуальности", установила необходимость "присутствия" авторского идеологического понимания в изображении Х (литератур.) В реалистической литературе 19—20 вв. Х (литератур.) действительно воплощают различные, порой противоположные авторские концепции человеческой личности. У О. Бальзака первоосновой индивидуальности выступает понимаемая в духе антропологизма общечеловеческая природа, а ее "текучесть" объясняется незавершимостью внешних воздействий среды на первооснову, мерой которых и "измеряется" индивидуальность личности. У Ф. М. Достоевского индивидуальность воспринимается на фоне детерминизма обстоятельств как мера личностного само определения, когда Х (литератур.) героя остается неисчерпаемым средоточием индивидуальных возможностей. Иной смысл "незавершенности" Х (литератур.) у Л. Н. Толстого: потребность "ясно высказать текучесть человека, то, что он, один и тот же, то злодей, то ангел, то мудрец, то идиот, то силач, то бессильнейшее существо" (Полное собрание соч., т. 53, 1953, с. 187), объясняется стремлением открыть в индивидуальности, отчуждаемой от других людей общественными условиями жизни, общечеловеческое, родовое, "полного человека".

  У представителей "нового романа" намечается отказ от художественной индивидуальности в пользу безличной психологии (как следствия отчуждения и конформизма), для воспроизведения которой Х (литератур.) начинает играть служебную роль "подпорки".

  Творчество писателей социалистического реализма, наследуя характерологические достижения предшествующих направлений и прежде всего реалистов 19 в., утверждает новое "видение" детерминирующих обстоятельств: социально-историческую и политическую действительность в ее революционном развитии, в связи с чем социально-психологическая индивидуальность Х (литератур.) в их произведениях сгущается в индивидуальность конкретно-историческую. В литературе 60—70-х гг. 20 в. акцентируется нравственная активность личности, ее ответственность за свой духовный мир и судьбы других людей.

  Лит.: Гегель, Эстетика, т. 1, М., 1968, с. 244—53; Социалистический реализм и классическое наследие. (Проблема характера). Сб. ст., М., 1960; Проблема характера в современной советской литературе, М. — Л., 1962; Бочаров С. Г., Хы и обстоятельства, в кн.: Теория литературы (кн. 1), М., 1962; Бахтин М. М., Проблемы поэтики Достоевского, 3 изд., М., 1972, с. 78—129; его же, Эпос и роман, в его кн.: Вопросы литературы и эстетики, М., 1975; Лихачев Д. С., Человек в литературе древней Руси, (2 изд.), М., 1970; Гинзбург Л., О психологической прозе (Л.), 1971; Аверинцев С. С., Плутарх и античная биография, М., 1973.

  В. И. Тюпа.

 


Для поиска, наберите искомое слово (или его часть) в поле поиска


Новости 27.05.2022 06:46:29