Большая Советская Энциклопедия (цитаты)

Белинский Виссарион Григорьевич

Белинский (далее Б) Виссарион Григорьевич (30.5(11.6).1811, Свеаборг, — 26.5(7.6).1848, Петербург), русский литературный критик, публицист. Отец Б. — флотский лекарь, затем уездный врач. В 1816 семья переехала в г. Чембар (ныне г. Б) Пензенской губернии. В 1822—24 Б. учился в Чембарском уездном училище, в 1825—28 в Пензенской гимназии (не окончил). В 1829 поступил на словесное отделение Московского университета. Участвовал в студенческом литературном "Обществе 11 нумера", читал здесь свою антикрепостническую романтическую драму "Дмитрий чем навлек на себя гонения. В 1832 был исключен из университета. В 1831 в журнале "Листок" Б. опубликовал стихи "Русская быль" и рецензию на "Бориса Годунова" А. С. Пушкина. В 1833 в "Телескопе" появились переводы Б. из французских журналов. С осени 1833 Б. стал посещать кружок Н. В. Станкевича, изучал философские системы Канта, Фихте, Шеллинга; позднее познакомился с М. А. Бакуниным и вместе с ним изучал Гегеля. В 1834 в газете "Молва" (литературное приложение к "Телескопу") напечатана первая большая статья Б. "Литературные мечтания", обратившая на себя внимание целостностью философской и эстетической концепции, смелым ниспровержением старых авторитетов и традиционных литературных представлений. Б. стал главным критиком "Телескопа" и "Молвы".

  В русской литературе в то время совершался переход от романтизма к реализму. Б. провозгласил Н. В. Гоголя — мастера изображать жизнь "во всей ее наготе и истине" — главой современной русской литературы ("О русской повести и повестях г. Гоголя"); подверг критике эпигонский романтизм 30-х гг. (повести А. Марлинского, стихи В. Г. Бенедиктова), литературно-критические выступления "Московского наблюдателя", реакционную петербургскую журналистику. Осенью 1836 Пушкин намеревался привлечь Б. к сотрудничеству в "Современнике", но не успел этого сделать.

  В 1837 Б. лечился от туберкулеза в Пятигорске, где произошла встреча его с М. Ю. Лермонтовым (они сблизились позднее, в 1840, в Петербурге). В 1838—39 Б. редактировал реорганизованный им "Московский наблюдатель". Журнал успеха не имел, т.к. в нем сказались настроения философского "примирения" Б. с российской действительностью и воспринятого в этом духе положения Гегеля — "все разумное действительно, все действительное разумно". Эти воззрения отразились в статьях "Бородинская годовщина" (1839), "Менцель, критик Гете" (1840), "Горе от ума" (1840). Осенью 1839 Б. переехал в Петербург и был приглашен А. А. Краевским в "Отечественные записки". К весне 1840 был преодолен "примирительный" период. Б. сблизился с А. И. Герценом, И. С. Тургеневым, Н. А. Некрасовым и вскоре стал признанным вождем реалистического направления русской литературы. Он опубликовал годовые обзоры русской литературы (с 1840 по 1845), работу "Сочинения Александра Пушкина" (цикл из одиннадцати статей), статьи о произведениях М. Ю. Лермонтова, театральные обзоры. В 1842 Б. вел бурную полемику с К. С. Аксаковым по поводу "Мертвых душ" Гоголя. В кружке друзей Б. изучал историю французской революции 18 в. (по Ф. Минье) и причислял себя к "монтаньярам" (левая партия Конвента). Его революционно-демократические взгляды оформляются окончательно в статьях "Речь о критике" (1842), "Парижские тайны" (1844). Б. возглавил натуральную школу, объединявшую последователей Гоголя.

  Разногласия с А. А. Краевским привели к уходу Б. в 1846 из "Отечественных записок". Он терпел нужду, болезнь легких прогрессировала. Летом 1846 Б. с М. С. Щепкиным совершил поездку по Югу России. С января 1847 по май 1848 Б. руководил критическим отделом журнала "Современник", издававшимся Н. А. Некрасовым и И. И. Панаевым, где опубликовал годовые обзоры "Взгляд на русскую литературу 1846 года", "Взгляд на русскую литературу 1847 года", "Ответ „Москвитянину"", в которых в окончательном виде изложил свою концепцию истории реализма в русской литературе. Б. охарактеризовал значение натуральной школы, представленной в произведении А. И. Герцена, И. А. Гончарова, И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, Д. В. Григоровича. С мая по октябрь 1847 Б. лечился за границей. Его сопровождали И. С. Тургенев и П. В. Анненков. В июле 1847 в Зальцбрунне Б. написал "Письмо к Гоголю" по поводу "Выбранных мест из переписки с друзьями" (1846), в котором, не стесняемый цензурой, сформулировал свое "политическое завещание" и призвал великого писателя вернуться на прежний путь реализма и сатиры. Революция 1848 во усилила цензурно-полицейский террор в России. Б. вызывали в Третье отделение; только смерть спасла его от ареста и заключения в крепость.

  Б. был первым русским революционным демократом, который еще при крепостном праве был "предшественником полного вытеснения дворян разночинцами в нашем освободительном движении..." (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 25, с. 94). В "Письме к Гоголю" Б. требовал полного освобождения крестьян, отмены телесных наказаний и соблюдения элементарной законности в стране. Б. был противником славянофильской идеализации русской патриархальности, но выступал и против некритического отношения некоторых либералов-западников к европейским буржуазным порядкам. Он знал, что капитализм — новое рабство для народа, но России не миновать буржуазного пути развития. Человечество, однако, не остановится и на буржуазном этапе, на смену ему придет социализм. При этом Б. в популярных тогда системах утопического социализма (Сен-Симон, Фурье) ценил только критическое начало.

  Б. сделал литературную критику выражением целостного философского миросозерцания. Глубоко постигнув диалектику Гегеля, Б. разработал объективные, исторические критерии искусства, порвав с вкусовой "романтической" критикой. Он развил диалектическую "идею отрицания", как второе важнейшее звено в познании жизни, после ее "приятия" как непреложного факта. К середине 40-х гг. Б. стал материалистически решать многие вопросы философии. Он оспаривал позитивизм О. Конта (в изложении Литтре) и указывал, что духовную деятельность человека нужно отличать от его физической деятельности, но не отделять, как нечто независимое от нее (письмо к Боткину от 17 февраля 1847). Б. знал о философии Л. Фейербаха, но материализм не приобрел у него конкретной формы "антропологического" материализма.

  Философские взгляды Б. были методологической основой для разработки его эстетики. Он стал основоположником русской реалистической эстетики и литературной критики.

  Б. определял искусство как "мышление в образах". Искусство тождественно с наукой по содержанию, отличаясь от нее по форме. Оно не терпит отвлеченных представлений, а типизирует действительность в конкретно-чувственных образах. Но создания поэта — не копии с действительности, а как бы второй, повторенный мир, как возможность, получившая свое осуществление; художник воспроизводит ее с сознанием цели, "заражает" определенными идеями, пониманием жизненных противоречий. Из всех форм искусства высшая — это поэзия, искусство слова: здесь "форма" адекватна мысли. Роды поэзии — эпос, лирику, драму — Б. рассматривал как различные стороны познания, с точки зрения "взаимных отношений сознающего духа — субъекта к предмету сознания — объекту". Из всех жанров Б. выделял роман и повесть как "эпос новейшего мира", наиболее емкие формы изображения сложной современности. Долгое время Б., вслед за Ф. Шеллингом, утверждал, что творчество "бессознательно". Ему было важно подчеркнуть вечность, устойчивость искусства, независимость от конъюнктурных моментов, заказов политики "официальной народности". Философская эволюция Б. от идеализма в духе Шеллинга, а затем Гегеля к материализму Фейербаха сказалась и в его эстетических воззрениях. От отвлеченного понимания искусства как мышления в образах он пришел к пониманию искусства как образного воспроизведения жизни. Б. отказался от тезиса о "бессознательности" творчества. Он подчеркивал как положительный факт, что молодые писатели натуральной школы отличаются от своего учителя Гоголя тем, что творят "сознательнее" его, вооружены передовыми теориями (см. письмо К. Д. Кавелину от 7 декабря 1847).

  Вначале Б. употреблял нерасчлененно понятия национальность и народность, сводя их сущность к верности передачи быта, нравов, жизненного колорита. Но с середины 40-х гг. Б. начал расчленять эти понятия, все более придавая понятию народности демократическое содержание. Народность заключалась для Б. уже не только в правде жизни, но и в критике крепостничества. Связывая начало русской литературы с реформами Петра , Б. ошибочно утверждал, что она была "пересадным" растением. Но дальнейший ее путь к реализму Б. рассматривал исторически и сделал много глубоких обобщений. С самого своего начала русская литература 18 в. потекла двумя руслами: от Ломоносова — отображая общегосударственные, патриотические мотивы, идеальные стремления общества, и от Кантемира — все смелее, сатирически разоблачая крепостнический строй. В произведениях Пушкина обе линии слились, придав его творчеству универсальный характер.

  Б. рассматривал Пушкина как первого национального поэта России. Мастерски сочетая анализ исторический и эстетический, Б. показал величие Пушкина как "поэта действительности". Однако он недооценил прозу Пушкина. Б. разъяснял глубоко русский, бунтарский характер поэзии Лермонтова, гуманизм и народность поэта. В "Ревизоре" и "Мертвых душах" Гоголя Б. ценил страстную, осуждающую российские порядки "субъективность" писателя, яркий типизм его героев. Обладая отличным художественным вкусом, Б. сумел определить по ранним произведениям Герцена, Некрасова, Тургенева, Гончарова, Достоевского, в чем заключалось неповторимое своеобразие их таланта.

  Б. считал, что критика — это "движущаяся эстетика". Требуя от литературной критики конкретно-исторического подхода к явлениям искусства, Б. считал, что она должна откликаться на все живые вопросы современности. Б. был "центральной натурой" идейной и политической борьбы 30—40-х гг. 19 в. в России. Он сочетал философское мышление и литературно-критический талант и пафос революционного публициста. Свое творчество Б. подчинял задачам борьбы против крепостничества, за развитие общественного сознания и русской реалистической литературы. Традиции его критики продолжены Н. Г. Чернышевским, Н. А. Добролюбовым.

  Соч.: Полн. собр. соч., т. 1—13, М.—Л., 1953—59; Полн. собр. соч., т. 1—11, под ред. С. А. Венгерова. СПБ, 1900—17, Т.12-13, под ред. В. С. Спиридонова, М.—Л., 1926—48; Собр. соч., т. 1—3, М., 1948; Избр. пед. соч., М.— Л., 1948.

  Лит.: Ленин В. И., О литературе и искусстве, М., 1957; Чернышевский Н. Г., Очерки гоголевского периода русской литературы, Полн. собр. соч., т. 3, М.—Л., 1947; Плеханов Г. В., Литература и эстетика, т. 1, М., 1958; Пыпин А. Н., Б, его жизнь и переписка, 2 изд., СПБ, 1908; Литературное наследство, т. 55—57, М., 1948—51; Б—историк и теоретик литературы, сб. ст., М.—Л., 1949; Медынский Е. Н., Педагогические идеи В. Г. Белинского, М., 1948; Мордовченко Н., Б и русская литература его времени, М.—Л., 1950; Бурсов Б., Вопросы реализма в эстетике революционных демократов, М., 1953; Мезенцев П., Б. Проблемы идейного развития и творческого наследия, М., 1957; Кулешов В. И., "Отечественные записки" и литература 40-х гг. XIX в., М., 1959; Оксман Ю. Г., Письмо Белинского к Гоголю как историч. документ, в его кн.: От "Капитанской дочки" к "Запискам охотника", Саратов, 1959; его же, Летопись жизни и творчества В. Г. Белинского, М., 1958; Лаврецкий А., Эстетика Белинского, М., 1959; Поляков М., Виссарион Б. Личность — идеи — эпоха, М., 1960; Гуляев Н. А., В. Г. Б и зарубежная эстетика его времени, (Каз.), 1961; Б в воспоминаниях современников, (М.), 1962; Б и современность, М., 1964; Нечаева В. С., В. Г. Б. Начало жизненного пути. 1811-1830, М., 1949; ее же, В. Г. Б. Учение в университете и работа в "Телескопе" и "Молве". 1829—1836, М., 1954; ее же, В. Г. Б. Жизнь и творчество, 1836—1841, М., 1961; ее же, В. Г. Б. Жизнь и творчество. 1842—1848, (М.), 1967.

  В. И. Кулешов.



Для поиска, наберите искомое слово (или его часть) в поле поиска


Новости 28.09.2022 22:14:16