Большая Советская Энциклопедия (цитаты)

Лермонтов Михаил Юрьевич

Лермонтов (далее Л) Михаил Юрьевич (3(15).10.1814, Москва, — 15(27).7.1841, Пятигорск), русский поэт. Родился в семье капитана в отставке Ю. П. Ла (1787—1831); мать — М. М. Арсеньева (1795—1817). Рано остался без родителей, воспитывался у бабушки — Е. А. Арсеньевой, которая дала внуку разностороннее образование. Детство Л. прошло в ее усадьбе — с. Тарханы (ныне с. Ле Пензенской области), где будущий поэт наблюдал картины крестьянского быта и сельской природы, прислушивался к народным песням, преданиям о Степане Разине, Емельяне Пугачеве. Глубокий след в памяти Л. оставили поездки с родными на Кавказ (1818, 1820, 1825). В 1828—30 Л. учился в Москве в Благородном пансионе; начал писать стихи, создал первые поэмы ("Черкесы", "Кавказский пленник"), отмеченные подражанием А. С. Пушкину. Большое значение для формирования мировоззрения Л. имели годы пребывания в Московском университете (1830—32) одновременно с В. Г. Белинским, А. И. Герценом, Н. П. Огаревым, уже тогда влиявшими на общий идейный уровень студенчества. В это время Л. написаны лирические стихи, поэмы, драмы, в том числе драма "Странный человек" (1831), выразившая ненависть к деспотической власти и крепостному праву. После столкновений с реакционной профессурой Л. покинул университет, переехал в Петербург и поступил в школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, в которой провел "два страшных года", заполненных военной муштрой. Урывками, тайком Л. работал здесь над романом "Вадим", рисующим эпизоды Пугачевского восстания. Выпущенный из школы корнетом (1834), Л. служил в лейб-гвардии Гусарском полку, стоявшем в Царском Селе, но много времени проводил в Петербурге. Критические наблюдения этой поры над жизнью аристократического общества легли в основу драмы "Маскарад" (1835), которую Л. переделывал несколько раз, но так и не добился разрешения на постановку.

  Крутой перелом в творчестве и судьбе Л. определило стихотворение "Смерть поэта" (1837) — гневный отклик на гибель Пушкина. Стихи, осуждавшие не только убийцу, но и придворную знать — виновницу свершившейся трагедии, разошлись по всей России. Л. был арестован, а затем переведен в Нижегородский драгунский полк, находившийся в Грузии. Во время ссылки Л. встречался с опальными декабристами; познакомился с грузинской интеллигенцией, живо интересовался фольклором горских народов, их бытом и языком. Кавказские темы заняли прочное место в творчестве Л. — писателя и художника (он был одаренным живописцем и рисовальщиком). В 1838 после хлопот Арсеньевой и В. А. Жуковского Л. был переведен в Гродненский гусарский полк, стоявший под Новгородом, но по пути к месту новой службы задержался в столице; весной возвращен в лейб-гвардии Гусарский полк. Два года, проведенные Л. в Петербурге (1838—1840), — время расцвета его таланта.

  Стихи Л. стали регулярно появляться в печати. Большой успех имела историческая поэма "Песня про царя Ивана Васильевича..." (опубликована в 1838 без имени автора, не пропущенного цензурой). Л. сблизился с редакцией журнала "Отечественные записки", познакомился с Белинским. В феврале 1840 за дуэль с Э. Барантом, сыном французского посла, Л. был предан военному суду и снова выслан на Кавказ в действующую армию. Как участник тяжелого сражения при р. Валерик в Чечне он дважды представлялся к наградам, но царь, не желая облегчить участь поэта, отклонил эти представления. В феврале 1841 Л. был разрешен короткий отпуск в столицу для свидания с Е. А. Арсеньевой, но вскоре, полный мрачных предчувствий, он вынужден был снова отправиться в полк. В последние месяцы жизни Л. создал свои лучшие стихи — "Родина", "Утес", "Спор", "Листок", "Нет, не тебя так пылко я люблю...". Последнее произведение поэта — "Пророк". По пути в полк Л. задержался для лечения в Пятигорске. Тайные недоброжелатели, хорошо знавшие, как относятся к Л. в придворных кругах, способствовали возникновению ссоры Л. с офицером Н. С. Мартыновым и не предотвратили дуэль, закончившуюся убийством поэта. По поводу этой трагической смерти Белинский писал: "... Новая, великая утрата осиротила бедную русскую литературу" ("Отечественные записки", 1841, № 9, отд. 6, с. 2). Л. был похоронен на городском кладбище в Пятигорске 17(29).7.1841. Позднее гроб с телом Л. был перевезен в с. Тарханы и 23.4(5.5).1842 погребен в семейном склепе Арсеньевых.

  Л. выступил в русской литературе как наследник и продолжатель Пушкина, в эпоху, когда дворянская революционность (после разгрома декабристского движения в 1825) искала новых путей развития. Уже юношеская поэзия Л. была проникнута страстной мечтой о свободе, содержала призывы к действию (стихотворения "Жалобы турка", "Монолог"). Ослабление общественного движения окрасило его творчество в пессимистические тона, но тогда же начал складываться и острокритический взгляд поэта на современность; уже в ранних стихах нашла выражение его тоска по идеалу. Развивая многие художественные принципы Пушкина, Л. выразил новый этап в развитии русского общественного сознания, и это определило глубокое своеобразие его поэзии, тонко отмеченное Белинским: "Нигде нет пушкинского разгула на пиру жизни; но везде вопросы, которые мрачат душу, леденят сердце... Да, очевидно, что Л поэт совсем другой эпохи и что его поэзия — совсем новое звено в цепи исторического развития нашего общества" (Полн. собр. соч., т. 4, 1954, с. 503). Творчество

  Л. питали традиции романтической лирики декабристов, ему была близка мятежная поэзия Д. Г. Байрона. Особенности романтического искусства отвечали индивидуальному складу Л.-поэта, помогли ему выразить свободолюбивые и мятежные идеалы, утвердить идею свободы личности. Лский романтизм, далекий от всякой созерцательности, наполнен трагически обостренным чувством, напряженной мыслью; при этом он включает элементы реалистического видения мира, постепенно занимавшие все большее место в поэзии Л. Так, в основе романтической поэмы "Мцыри" (1839) — реальный сюжет из кавказской жизни того времени и острозлободневная идейная коллизия: вольный горец взят в плен царским генералом и заточен в монастырь; его неукротимая жажда свободы становится ярким выражением протеста против всякого гнета и подавления личности. Показательна творческая история поэмы "Демон", над которой Л. работал с 1829 почти до конца жизни: условно-романтическая обстановка постепенно уступала в ней место жизненно конкретным описаниям; с каждым новым вариантом все более прояснялась главная цель автора — создать в образе Демона грандиозное аллегорическое воплощение мятежа личности против несправедливости "мирового порядка". Передовые современники именно так восприняли философский смысл "Демона", явившегося вершиной русской романтической поэзии. В то же время в последних редакциях поэмы все более отчетливо раскрывается бесперспективность эгоцентрического "демонизма", усиливаются мотивы духовного возрождения — через любовь души, "открытой для добра".

  Со 2-й половины 30-х гг. творчество Л. становится многообразнее по содержанию, богаче в жанровом и стилистическом отношении. Работая над новыми романтическими поэмами, Л. одновременно пишет стихотворные повести из современной жизни ("Сашка", "Тамбовская казначейша"), в которых изображение быта и нравов приобретает сатирический характер. В поэтический мир Л. входят большие вопросы современности, раздумья о судьбе поколения ("Дума", 1838), о трагическом одиночестве свободолюбивого человека, о нравственном состоянии общества. В стихотворении "Поэт" (1838) Л. провозглашает высокие идеалы гражданской поэзии, которая должна воспламенять "бойца для битвы". С нарастанием реалистических элементов связано также утверждение в творчестве Л. народной темы, обращение к устной эпической поэзии, воссоздание русского народного характера ("Песня про царя Ивана Васильевича...", "Бородино", 1837, "Завещание", 1840, "Родина", 1841).

  Торжеством лермонтовского реализма явился роман "Герой нашего времени" (1840), насыщенный глубоким общественным и психологическим содержанием. Художественным открытием непреходящего значения стал образ главного героя романа — Печорина, который показан на широком фоне жизни русского общества. Средствами реалистического письма Л. обнажает в своем герое трагическое противоречие между глубиной его натуры и бесплодностью действий. Идейно-творческая зрелость Л. сказалась и в художественном новаторстве романа, в совершенстве его композиции, в тонком, психологически мотивированном раскрытии характеров и душевной жизни персонажей, в несравненном по своей точности и чистоте языке, которым восхищались Н. В. Гоголь, Л. Н. Толстой, А. П. Чехов.

  В творчестве Л. тесно переплелись гражданские, философские и субъективные, глубоко личные мотивы. Он внес в русскую поэзию "железный стих", отмеченный небывалой прежде энергией выражения мысли. Отвечая насущным потребностям духовной жизни русского общества и освободительного движения, поэзия и проза Л. подготавливали новый расцвет отечественной литературы. Влияние Л. прослеживается в творчестве Н. А. Некрасова, И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, а также в современной поэзии (А. А. Блок, В. В. Маяковский). Его драматургия сыграла значительную роль в развитии театрального искусства. Наследие Л. нашло многообразную интерпретацию в живописи, театре, кинематографе. Его стихи обогатили русскую музыку, послужив основой для оперного ("Демон" А. Г. Рубинштейна), симфонического ("Утес" С. В. Рахманинова, "Три пальмы" А. А. Спендиарова) и романсного (А. С. Даргомыжский, М. А. Балакирев и др.) творчества, стали народными песнями ("Выхожу один я на дорогу..").

  Советская наука — лермонтоведение — много сделала для изучения жизни Л. и сложной идейно-художественной проблематики его творчества. Осуществлена большая текстологическая и комментаторская работа; на основании материалов, неизвестных или недоступных прежним исследователям, почти заново воссоздана биография поэта. Мемориальные музеи Л. созданы в с. Ле Пензенской области, где прошли детские годы поэта, и в г. Пятигорске, где Л. провел последние месяцы своей жизни.

  Соч.: Полн. собр. соч., т. 1—5, П., 1910—13; Полн. собр. соч., т. 1—5, М. — Л., 1935—37; Сочинения, т. 1—6, М. — Л., 1954—57; Собр. соч., т. 1—4, М., 1964—65.

  Лит.: Белинский В. Г., М. Ю. Л. Статьи и рецензии, 2 изд., Л., 1941; Висковатый П. А., М. Ю. Л. Жизнь и творчество, М., 1891; Венок М. Ю. Лу. Юбилейный сб., М. — П., 1914; Дурылин С. Н., Как работал Л, М., 1934; Кирпотин В. Я., Политические мотивы в творчестве Ла, М., 1939; Гинзбург Л. Я., Творческий путь Ла, Л., 1940; Розанов И. Н., Л — мастер стиха, М., 1942; Бродский Н. Л., М. Ю. Л. Биография, т. 1, 1814—1832, М., 1945; Андреев-Кривич С. А., Л. Вопросы творчества и биографии, М., 1954; Соколов А. Н., М. Ю. Л, 2 изд., М., 1957; Михайлова Е. Н., Проза Ла, М., 1957; Эйхенбаум Б. М., Статьи о Ле, М. — Л., 1961; Латышев С., Мануйлов В., Как погиб Л, "Русская литература", 1966, № 2; Андроников И. Л., Л. Исследования и находки, 2 изд., М., 1967; Мануйлов В. А., Летопись жизни и творчества М. Ю. Ла, М. — Л., 1964; Герштейн Э. Г., Судьба Ла, М., 1964; Максимов Д. Е., Поэзия Ла, М. — Л., 1964; Григорьян К. Н., Л и романтизм, М. — Л., 1964; Творчество М. Ю. Ла. (Под ред. У. Фохта), М., 1964; М. Ю. Л в воспоминаниях современников, М., 1964; Виноградов И., Философский роман Ла, "Новый мир", 1964, № 10; Mersereau J., М. Lermontov, Carbondale (.), 1962; Gane Т., Lermontov, Buc., 1963; Opitz R., Etappen im Schaffensweg Lermontovs, "Zeitschrift für Slawistik", 1963, Bd 8, . 4, . 571—82; Kempa . A., Lermontow w Polsce. Szkis bibliograficzny, "Slavia orientalis", 1964, № 4, s. 459—80; М. J. Lermontov v české literature. Bibliografie, Praha, 1965; Мануйлов В. А., Гиллельсон М. И., Вацуро В. Э., М. Ю. Л. Семинарий, Л., 1960; Кандель Б. Л., Библиография переводов романа "Герой нашего времени" на иностранные языки, в кн.: Л М. Ю., Герой нашего времени, М., 1962; История русской литературы XIX в. Библиографический указатель, М. — Л., 1962; М. Ю. Л. Рекомендательный указатель литературы, Л., 1964.

  В. В. Жданов.



Для поиска, наберите искомое слово (или его часть) в поле поиска


Новости 14.07.2024 17:24:55