Большая Советская Энциклопедия (цитаты)

Государственная школа

Государственная школа (далее Г) основное направление в русской буржуазной историографии 2-й половины 19 в. Представители Г считали главной силой в истории надклассовое государство, выражающее якобы интересы общества в целом. Употребляемый также термин "юридическая школа" отражает характерное для поздних представителей Г преобладающее обращение к юридическому законодательному материалу. Теоретико-философской основой Г являлась реакционная сторона идеалистической философии Г. Гегеля с ее апологией монархического государства. В отличие от исторической школы С. М. Соловьева, Г означала отказ либерально-буржуазной историографии от идеи исторической закономерности. Ее основатель Б. Н. Чичерин сформулировал в конце 50-х гг. 19 в. основные положения Г: 1) утверждение государства как движущей силы русской истории; 2) обоснование его господствующей роли в русской истории особенностями природных условий; 3) вытекающее отсюда противопоставление истории России истории др. народов, прежде всего Западной Европы (сборник "Опыты по истории русского права", 1858, и др.). Создалась классическая формула Г о "закрепощении и раскрепощении сословий государством" как определение социального содержания русской истории. Всесилие государства объяснялось природными условиями: степь препятствовала образованию прочных обществ; народ представлялся "одиночными, блуждающими лицами", "затерянными в необозримом, едва заселенном пространстве". Этому противопоставлялась организующая роль государства, которое образовывало сословия и закрепляло их на службе общественным интересам. Чичерин считал, что все преобразования могут осуществляться только государством. В этом выводе отразились стремления русской буржуазии к реформам, осуществляемым сильной властью, способной предотвратить демократическую революцию в стране. Положения Чичерина воспринял К. Д. Кавелин, в конце 60-х гг. к Г примкнул В. И. Сергеевич, для которого характерна подмена комплексных исторических процессов законченными юридическими формулами и неизменными юридическими отношениями. Теории Г следовали А. Д. Градовский, И. И. Дитятин и многие др. буржуазные историки. Отказ от принципа закономерности послужил основой для сближения с Г М. П. Погодина, признавшего ее положения в своих поздних работах ("Древняя русская история до монгольского ига", т. 1—3, 1871). Отдельные положения Г нашли отражение в работах С. М. Соловьева, принявшего в последний период деятельности тезис о "закрепощении и раскрепощении сословий", но сохранившего до конца основной принцип единства внутренней закономерности и органичности исторического развития.

  В дальнейшем представители Г пытались связать свои концепции с новыми прогрессивными явлениями в исторической науке (интерес к проблемам экономического и социального развития), например В. О. Ключевский. Но в целом положения Г стали в конце 19 в. использоваться в борьбе с утверждением идей марксизма в России. Наиболее ярким выражением этого были работы П. Н. Милюкова. Историки Г детально изучали политическую историю, историю государственных учреждений и права, но отвергали самую возможность единства всемирно-исторического процесса. Теория Г в начале 20 в. отражала все углублявшийся идейно-методологический кризис русской буржуазной историографии.

  Лит.: Очерки истории исторической науки в СССР, т. 1—2, М., 1955—60; Рубинштейн Н. Л., Русская историография, М., 1941.

  Н. Л. Рубинштейн.

 


Для поиска, наберите искомое слово (или его часть) в поле поиска


Новости 18.06.2024 02:09:03